Сооружения Киева из 60-х

4 Май 2015 / Новости

Шестидесятые в Украине – особое время, которые оставил после себя огромное количество материальных и духовных свидетельств. Время диссидентского движения и возрождение интереса к национальной культуре, время неофициального искусства и подпольных выставок, время либерализации (пусть выборочной и кратковременной), что дало импульс к обновлению всех культурных сфер: кинематографа, литературы, архитектуры, музыки.

Сегодня, когда необходимость в пересмотре исторического и культурного контекстов прошлого страны актуальна как никогда, шестидесятые воспринимаются как некая точка отсчета нашей современности. И поэтому так важно знать, какими были эти годы.

Весной 2015 в издательстве “Основы” вышла первая книга, посвященная украинской культуре 1960-х годов – “Искусство украинских шестидесятников”.

В интернете подготовлены серии публикаций, посвященных важным культурным феноменам этого интересного периода. Первая статья – о советском монументальном искусстве 60-х. На этот раз – об архитектуре того времени.

Послевоенный Советский неомодернизм становится все более популярным в мире, и не только в профессиональном среде архитекторов. Об этом свидетельствует многочисленная количество международных выставок-исследований: “Советский модернизм 1955 – 1991: Неизвестные истории” в Architektur Zentrum Wien (2012), Trespassing Modernities в галерее SALT Galata, Стамбул (2013), и Parallel Modernities нa тридцать первой биеннале в Сан Паулу (2014).

Не обошла эта тема и Киев, где в феврале 2015 году в ЦИК состоялась выставка “Надстройка”, на которой впервые в систематизированной форме было представлена киевская архитектура этого направления.

Как отметили кураторы выставки Алексей Радинский, Александр Бурлака и Алексей Быков: “В начале 1960-х архитектура Киева заговорила интернациональном языке послевоенного неомодернизма.

В авангарде этого процесса оказалось среду архитекторов, художников и инженеров, для которых архитектура и строительство были одними из многих элементов модернистского мировоззрения.

Архитекторы претендовали на роль демиургов, воплощающие тотальные произведения искусства, а художники, соответственно, стремились быть полноценными соавторами архитектурных проектов.

Это была попытка превратить город в среду для реализации художественного мышления – в противовес жесткой унификации городской среды в формате типовой застройки и жилых массивов “.

Предлагаем гид по важным объектам города Киева, построенные в 60-х годах.

Парк Памяти

Мемориально – обрядовый комплекс Парк Памяти 1968-1981, Архитектор А. Милецкий

Парк Памяти

Концепция, проект, разработка планового задания, архитектурная пластика, авторские моделирования, рабочее проектирование, ежедневное авторское руководство возведением сооружений комлекса, авторское изобретение технологии создания рельефов Стены Памяти Ада Рыбачук, Владимир Мельниченко.

Геометрическое построение оболочек А. Подгорный

История Парка Памяти на киевской Байковой горе – квинтэссенция сложной истории киевского неомодернизма.

Во второй половине 1960-х годов местные власти инициирует создание киевского крематория. Эта идея сразу вызывает сопротивление в архитектурной среде Киева: процесс индустриального сожжения трупов ассоциируется с уничтожением тел погибших в Бабьем Яру.

В те годы об этой трагедии начинают говорить публично. Проводится конкурс на создание первого памятника в Бабьем Яру, в котором принимают участие художники Ада Рыбачук и Владимир Мельниченко.

Именно они вскоре становятся полноценными соавторами комплекса киевского крематория (в сотрудничестве с архитектором Авраамом Милецким, которая впоследствии перерастет в бескомпромиссный творческий конфликт).

c7acf3e-zdanie-krematoriya

Рыбачук и Мельниченко отвергают первоначальный проект Милецкого, который видел крематорий как сугубо функциональную сооружение, и предлагают собственную концепцию архитектуры крематория как терапевтической среды. Чтобы помочь участникам похоронной церемонии справиться с психологической травмой, Рыбачук и Мельниченко разрабатывают идею Парке Памяти с авторским решением ландшафта, монументальной Стеной Памяти и уникальными залам Прощание.

Архитектура этих залов должна быть максимально лишенной любых ассоциаций с индустриальным процессом кремации, что происходит внутри. Отсюда – их уникальная форма.

Разработка Залив Прощание, проходившей в тесном сотрудничестве между художниками-монументалистами и инженерами, стала воплощением важной для того периода идеи о “научно обоснованную художественное сознание». Пластические формы Залив Прощание объединили сложный технический процесс с авангардным художественным мышлением, диалектически снимая шестидесятников оппозиции между техникой и гуманитарии.

Творчество Рыбачук и Мельниченко тяготела к утопической практики “тотального произведения искусства”. Именно такое произведение они попытались воплотить в проекте Парке Памяти на Байковой горе.

f40dc58-halls-of-farewell

Центральным элементом этого парка должна была стать монументальная Стена Памяти: более двухсот квадратных метров авторских рельефов, мимо которых должны были проходить погребальные процессии. Эта стена с многочисленными авторскими рельефами также должна была выполнять терапевтическую функцию для участников процесса захоронения. Ее образность – от мифа о Прометее до Второй мировой войны и послевоенного восстановления – малая отвлекать психику посетителей крематория от их горя, сосредоточивая внимание на глобальных противостояниях с истории человечества.

Создание Стены Памяти продолжалось более 10 лет, но в начале 1982 года, когда ее рельефы было практически завершены, партийная верхушка отдала приказ ликвидировать это произведение. Рельефы Стены Памяти было забетонированы. Техническая возможность убрать этот слой бетона остается и по сей день, но городские власти до сих пор не решается ликвидировать последствия этого вандализма.

Институт информации на Лыбидской

Институт научно-технической и экономической информации 1961-1981, Архитекторы Ф. Юрьев, Л. Новиков, Инженеры В. Коваль, Л. Ковтун, Н. Кофман, А. Печенов

Институт информации на Лыбидской

Начиная с поздних 1950-х годов поле советской архитектуры становится все более междисциплинарным. К популярности идей о “синтез искусств” добавляется потребность маневрировать между цензурными ограничениями, которые были специфическими для каждой отдельной сферы советского искусства.

Фигура архитектора и художника Флориана Юрьева лучше воплощает эту текущую, междисциплинарную идентичность. В начале 1960-х годов, во время кампании против “абстракционизма”, его выставку абстрактной живописи в киевском Доме архитекторов был закрыт, произведения – физически уничтожено, а самому Юрьеву грозило исключение из Союза архитекторов.

Юрьеву удалось избежать этой карьерной катастрофы с помощью аргумента, что его “ошибка” произошла в области живописи, а не архитектуры, поэтому наказывать его в качестве архитектора нет смысла.

 Из архива Ф.Юрьева, предоставлено А. Бурлакой и А. Радинский
В начале 1960-х годов Флориан Юрьев разрабатывает собственное видение “синтеза искусств” в проекте светло-музыкального театра, который должен был быть площадкой для развития новой художественной дисциплины под названием “музыка цвета».

Юрьев превзошел тогдашние художественные фантазии о “синестезии”, утверждая, что “музыка цвета” является самостоятельным видом искусства, а передача соответственно организованных цветов может вызвать у публики звуковое восприятие. С этой целью Юрьев создал свето-музыкальный оркестр и разработал для него помещения с идеальной системой передачи звука и света.

Именно этими практическими потребностями была продиктована ее внешняя форма: здание получило прозвище “киевской летающей тарелки”. Этот проект был реализован через много лет после замысла и в совершенно ином контексте, чем хотелось Юрьеву.

Вместо цвето-музыкального театра это здание стало кинолекционным залом Института научно-технической информации, который был построен в конце 1970-х годов под кураторством КГБ. Именно благодаря такой протекции замысел авангардиста Юрьева смог быть воплощен в жизнь.

Дворец пионеров

Дворец пионеров и школьников 1962-1965, Архитекторы: А. Милецкий, Э. Бельский, Инженеры А. Печенов, Л. Линович, Художник-монументалист. Колористическое решение, Элементы благоустройства и озелененных А. Рыбачук, В. Мельниченко, Скульптор В. Бородай, В. Селибер

Дворец пионеров и школьников

Киевский Дворец пионеров – это архитектурная попытка разработать пространство, максимально адаптированный для нужд ребенка.

В этой попытке отойти от стандартов архитектуры как воплощение “взрослого” мира – уникальность проекта архитекторов Эдуарда Бельского и Авраама Милецкого, а также художников Ады Рыбачук и Владимира Мельниченко.

Дворец пионеров и школьников

Второй – после проекта Центрального автовокзала – эти художники-монументалисты тесно сотрудничали с архитектурной группой, не ограничивая себя чисто декоративными задачами.

Архитекторы пытались максимально “открыть” внутреннее пространство Дворца на существующее историческое архитектурное среда (Лавра, парк Славы) и живописнi виды левого берега Днепра.

Киевское государственное музыкально-хореографическое училище

Киевское государственное музыкально-хореографическое училище 1964-1967, Архитекторы: М. Будиловский, С. Хлебникова, Инженер В. Галимский

Киевское государственное музыкально-хореографическое училище

Опыт одного из самых смелых проектов киевского модернизма 1960-х свидетельствует о серьезных различия между тогдашними архитектурными поисками и возможностями их реализации в советском обществе.

Комплекс музыкальной школы, хореографического училища и их общежитий был задуман как единое целое. Таким образом, в пространстве одного комплекса должны сосуществовать различные творческие специальности, различные практики и институты. Фасад концертного зала должен был быть оформлен мозаикой. Ни она, ни декоративный бассейн не были воплощены.

Киевское государственное музыкально-хореографическое училище

Попытке создания общего пространства для различных музыкальных профессий и институтов пришел конец, когда здание было разобщено между различными собственниками, и она перестала существовать как единое функциональное целое.

Гостиница “Салют”, 1976-1984

Архитекторы: А. Милецкий, Н. Слогоцька, В. Шевченко, Инженеры Я. Шамес, С. Сирота, Е. Фурманов

352e3e5-salut-hotel

В виде гостиницы “Салют” запечатлена сложная история взаимодействия архитектурной мысли с бюрократическим партийным аппаратом. По первоначальному замыслу авторского коллектива, отель на Площади Славы должен был быть высоткой, спроектированной с применением новаторской конструкции с использованием вант.

Гостиница "Салют", 1976-1984

Проект получил поддержку со стороны партийной верхушки, но, после отказа коллектива добавить в список авторов проекта его партийного куратора, процесс реализации начал тормозиться. Начались проблемы с финансированием, и в результате первоначальный проект пришлось дословно обрезать более чем на половину – несмотря на то, что фундамент уже было запроектировано под значительно более высокую постройку.

Архитекторы пытались спасти проект, разрабатывая его различные вариации уже после начала строительства: нужно было уравновесить непропорционально большой объем стилобата. Изумительна форма гостиницы “Салют” возникла в результате прямого столкновения архитектуры и власти.

Источник: Украинская правда. Жизнь

Оставить комментарий